Клаустрофобное

Итак, мы поехали в пилбокс.
Раньше я думал, что он на самом деле филбокс – коробка для заполнения (людьми), но потом объяснили что он пилбокс – коробка с таблетками.
Бетонная башня – метра 3 в диаметре, метров 15 высотой.
В ней на нижнем этаже кровати (2) место для для ящиков с едой, минихолодильника и микроволновок и тостеров (по 2 каждого вида – для мясного и для молочного), а на верхнем – наблюдательный пункт, камера, оперативный компьютер. И посылают туда 4 человек. На срочной послали бы на неделю и никто бы не чирикал, резервистов посылают только на сутки.

Туалет (химический, вонючий), во дворе, бочка с водой – тоже.
Всё это возле КПП на границе зоны А (полная палестинская власть) и зоны Б (административная – палестинская, безопасность – наша).
Выходить в туалет или к воде по инструкции можно только в керамических бронежилетах по двое.

Бардак продолжался.
Когда мы сменили предыдущую смену, то нам не дали инструкций (где наши, где враг, какие позывные, ну мало ли чего) и забыли увезти одного из солдат предудущей смены.

К счастью минус на минус дал плюс и оставшийся солдат, который был командиром предыдущей команды подробно всё рассказал. Забрали его часа через два.
Заодно он спросил кто командир у нас – и мы выяснили, что командир определен не был.
После недолгих препирательств я согласился взять это на себя.

Тем более что обязаностей в мирное время на командире было не много – следить за тем чтобы выходили по двое и в бронежилетах (если командир считает это правильным,а я не считал, как и предыдущий), выйти посреди дня на часик попроверять палестинские машины (чтобы чувствовали что мы здесь и что то делаем) и получать по голове от ком роты, когда во время учебной тревоги слишком много времени у нас займет перекрыть дорогу (а ком роты – дома!).
Ну а до не мирного времени все мы надеялись не дожить.

Камера с зумом и ночным видением не работала, убитая днем ранее молнией.
Оперативный компьютер радовал.
Нет, ну я понимаю – поставить на всех постах компьютеры и связать их беспроводной связью – не фокус.
Сделать интерфейс такой, чтобы средний резервист, продавец фалафеля из Иерухама мог найти себя на карте, увидеть приближается ли джип ротного и прочесть письмо с главной базы – задача не из легких.
Но кроме этого сделать всё так, чтобы оно не ломалось в грубых солдатских руках – задача непосильная, но те, кто эти компьютеры делали с ней справились.

Разного рода камеры и приборы ночного видения на наблюдательных пунктах, по моей скромной статистике в половине случаев не работают, а вот этих компьютеров неработающих я еще не видел.
Низко кланяюсь неизвестной мне фирме.

С мной на пилбоксе остались трое: эфиоп, который работал на гражданке то охранником, то на заводе, иерусалимец, кажется кавказских корней, судя по фамилии – у него всего второй милуим, недавно еще был на срочной и Феликс.

Феликс – это фамилия. Про железного Феликса, я ему рассказал еще в Рамалле в 2002.
Он был религиозным учился в иешиве, но вскоре после армии ушел от религии (в 2002 он за компанию еще молился), сменил взгляды на умеренно левые и пацифистские, но на сборы ходит. Несмотря даже на то, что он фрилансер, делает сайты и реально теряет деньги когда в армии.
С собой у Феликса был лаптоп для работы и фильмов.

Когда все лишние уехали, я достал самогон, потом иерусалимец с эфиопом остались спать внизу, а мы с Феликсом пошли наверх, смотреть кино по шум дождя.

Leave a Reply

Your email address will not be published.