Иродион, аресты, окончание.

Как награду за наш ратный подвиг, наш взвод повезли на экскурсию (другие взводы уже на неё ездили).
Экскурсию вёл командир другой роты нашего экскурсовода, в свободное от сборов время работающий экскурсоводом.

Начали экскурсию с высокого холма, с которого видны многие поселения и рассказа о Гуш Эционе, продолжили фильмом о том же.
То, что я узнал из этих рассказов, я написал вкратце в первой главе своего рассказа о сборах.


Наш экскурсовод – командир роты алеф

Затем поехали в Иродион – развалины дворца-крепости Ирода.
Оттуда открывается потрясающий вид – Вифлеем, Иерусалим, Мертвое море, Иордания.

Панорама 4000 пикселей, слева направо – Вифлеем, район Хар Хома, Иерусалим, всякие палестнкие деревни, Иордания (горы Моава кажется)

Нам рассказали об особенностях климата этого региона (почти ничего не запомнил, но климат тут необычный 🙂 ), о царе Ироде и о построеных им дворцах-крепостях.
Вообще то я был в курсе, но несколько новых для меня вещей про царя известного как своим строительством, так и манией преследования и политическими репрессиями (впрочем никто и не говорит, что против него не готовили заговоров) узнал и я.


Иродион

По программе, наша служба должна была на этом более-менее закончится. В этот вечер планировались отмечать окончание сборов – жарить мясо (пиво запретили), на следующий день максимум патрулирование и всё.

Однако же когда мы вернулись из Иродиона, нам сказали – аресты о которых так долго говорили будут этой ночью.
Операция всем батальоном – 11 арестов. Из нох наша рота получает 4, наш взвод – два.
От ШАБАКа (служба безошпастности) мы получили имена, номера удостоверений личности, номера домов (на карте – аэрофотосъёмка – у каждого дома в деревне – номер).
От начальства получили инструкции, главной из которых было – не стреляем. Если прамо на тебя с топором не бегут – не стрелять.
Идея в том, что заходит в деревню уйма наших сил, и если в тебя стреляют, то в нашей ситуации – скорее всго свои.
Рассказали как пару лет назад во время арестов террористы оказали сопротивление. Ну сразу наехало много сил и, хотя террористов убили в первые же минуты, эти силы перестреливались еще час.
Короче – не стрелять.

У нас на дело пошли 8 человек – четыре заходят в дом, четыре прикрывают все стены дома (но если видишь как он убегает стрелять тоже нельзя).
Мне повезло – я попал в число тех, кто прикрывает. В дом заходить посреди ночи и арестовывать – неприятно.
С собой “альфа” – газ, резиновые пули.
На моей А3 – здоровый ночной прицел.
Отработали кто в каком порядке и куда идёт.
Ребята, которые заходят в дом очень смешно учили имена тех, кого надо арестовывать. Одному 20 лет, другому 19.

На ротном вечере я почти не сидел – я уже был совсем больной – скушал кусочек цыпленка и пошел спать.

Поехали.
Сидим в бронированном “Зееве”. Спим. Ждём, пока подтянутся все силы участвующие в арестах.
Подтянулись.
Мы заехали в деревню, выгрузились и пошли.
Маршрут наш комвзвода выучил.
С нами идёт комроты со своим звеном
Тихо, я иду в середине группы. Взгляды надома, на крыши, ночным прицелом по улицам.
Тихо. Только я кашляю. Громко-громко так. Странно что свои не пристрелили.

Подошли к дому.
Матан разместил одну пару из тех кто в прикрытии в саду, мы с ним стали недалеко от входа в дом.

Четвёрка заходящих, включая комвзвода постучалась.
Они стучали в дверь и громко требовали открыть.
Дом двухэтажный, большой.
На каком то этапе вышли постояльцы – женщины и дети.
Наши попросили удостоверения всех, кто в доме.

В это время я услышал шаги и предупредил Матана, – по улице к дому шёл мужик в халате.
Он представился Матану как брат хозаина дома и объяснил, что хозяин дома в Аммане, а в самом доме иврит никто не знает и вообще там все дети малые и женщины неразумные. Он хотел объяснить всё командиру, тем более что женщины и правда иврите не знали. Но когда мы крикнули Йонатану, что тут родственнек хочет помочь, Йонатан сказал отпавить его домой – к тому времени они уже нашли удостоверение личности, которое искали.
Они попросили выйти к ним владельца этого удостоверения, обыскали его, показали женщина что забирают парня и попросили вынести для него курткуи обувь потеплее.
Один есть.
Дали ему возможность переодеться, завязали глаза и повели к джипу комроты.

В это время у другого взвода, как мы потом узнали, дела были хуже – намеченый на карте путь к дому оказался непроходим (заборы и т.д.) и им пришлось делать крюк минут в десять быстрой хотьбы).

Пошли ко второму дому.
Размещение людей, наблюдение в ночной прицел за окрестностями, мой громкий кашель.

Мимо прошли ребята из другоро взвода – им опять идти дальше.

Я стоял от входа метрав в 40, но очень быстро понял, что дело тут посложнее. Какие то бумажки, плачущие женщины, какие то переговоры.
Потом оказалось вот что – отец парня, которого надо было арестовать, сказал, что у того не в порядке нога и голова. И изобразил что то похожее на припадок.Наши спросили – эпилепсия что ли? Тот не знал что такое эпилепсия, но согласился. И притащил какие то бумажки с диагнизами и рецептами лекарств.
Мать и бабушка арестуемого плакали.
Короче не зря я не хотел в расстрельную команду группу заходящую в дома.

Но взяли и этого ещё не одетого, и съели в саду под бананом.

Сдавая его шабакнику Авихай, угнетатель палестиснких женщин и эпилептичных детей, сдал и все документы и врачебные бумаги.
После короткой беседы шабакник сказал, что всё что у парня есть – это ушиб ноги после падения с лошади. Что имел ввиду его отец, какие припадки, д;ля нас так и осталось загадкой.

Еще с полчаса подождали пока за нами заедут и в 3 часа были на базе.
ребята из другого взвода сказали что по моему качлю они всегда знали где наш взвод.

Ротный рассказал об успехах – из 11 запланированых арестов 2 отменились, из девяти нашли восемь (из них 4 наша рота, двое – наш взвод).
Главным взятым был 30 летний мужик, который пытался организовать ячейку “Исламского Джихада”, остальные – те, кого он уже завербовал.

Интересный момент – в двух случаях парней не было дома, но родители (!) сами говорили -он у бабушки в соседнем доме. И парня брали в соседнем доме.
Мы долго думали, зачем они выдавали, были разные версии, но так и не поняли.
Вообще, если бы они даже не открыли нам дверь, мы бы ушли не солоно хлебавшли. Инструкций вламываться силой у нас не было.
Короче странно всё это как то.

А в предпоследний день я решил что хватит, что я совсем большой и получил разрешение свалить окончательно домой.
И таким образом миновала меня чаша вылизывания базы для её передачи в руки сменяющих нас срочников.

Всё.

Leave a Reply

Your email address will not be published.