Киото, Гийон

В Киото мы ехали на шинкасене – скоростном поезде. Как водится, платформу шинкансена искали минут 20, причём пять опрошенных японцев показали все в разные стороны. Но нашли.
Шинкансен. Мягкие кресла, столики, контролёр. Дима с трудом нашёл место для своего огромного чемодана, и мы уселись. Шинкансен хоть и скоростной и между городами, но явно расчитан на тех, кто каждый день ездит на работу в другой город, а не на путешественников. Усевшись, мы сразу же выпили “Бомора” и нам полегчало.
Скорости (300 км/час) не чувствуется – ни по тряске (её нет), ни по скорости мелькания пейзажей. Только на поворотах поезд наклоняется как самолёт.
С выбором гостиницы в Киото у нас были проблемы. Алена долго колебалась, стоит ли брать гостиницу японского типа (рёкан), или лучше все-таки предпочесть обычные кровати.
В связи с этим, она долго пыталась получить хоть какую-нибудь помощь от участников экспедиции, или хотя бы услышать их мнение по вопросу. Махсан был непоколебим в нежелании что бы то ни было решать: “Хотите – ментов пойдем резать, а хотите – сейчас разбежимся!” – твердо сказал он, чем заслужил наше уважение и парочку изощренных проклятий от Алёны. В конце-концов было принято альтернативное решение – первые два дня провести в европейского типа гостинице, но близко к центру и гейшам, а далее переехать на четыре дня в рёкан ближе к железнодорожному вокзалу. Забегая вперед скажу, что решение было верным – насмотревшись на гейш, мы начали ездить по окрестностям Киото, и близость вокзала оказалась очень кстати.

Приехав на киотский вокзал, мы первым делом зашли в туристический офис за автобусными проездными и картами города. Оказалось, что дневной проездной на автобус стоит 500 йен и окупается только после третьей поездки (цена на автобус фиксированная – 220 йен), то есть надо планировать день очень жестко.

Гостиница (“Kyoto Royal and Spa Hotel”) оказалась самой обычной, несмотря на громкое название, наши номера были с окнами во двор-колодец. Если учесть, что сама гостиница фасадом выходит на шумную центральную улицу, то ночью мы наслаждались тишиной в отличие от большинства постояльцев в более продвинутых номерах.

На первый день у нас были планы, но мы сразу поняли, что ничего грандиозного мы сделать не успеем. Поэтому, бросив сумки в номера, мы пошли обедать. Выбор ресторана был на удивление единогласным, никто даже не попытался протестовать. Ресторан оказался интересным – официантка в кимоно, напротив столиков прилавок с рыбой и морскими гадами. Взяли – кто суши, кто темпуру. Всё это с обязательным супом с удоном (макароны такие).


Слева направо: суши, удон, Алёна, темпура, Лена

При выходе на Лену натолкнулась всей немалой массой непонятного вида бабища и , не ожидая ответа риторически рявкнула на русском: “Чо ,подвинуться не можешь” на что Лена ей автоматически ответила, что можно было и попросить и оставила бабищу задыхаться от неожиданности в сопровождении ее компании. Отойдя на 10 шагов в сотрону Лена, рассказала нам о встрече с бывшей землячкой и мы, обернувшись, заметили, что тетка делает тоже самое, указывая на нас пальцами.. .

Первым делом решили идти к псевдо-гейшам, а именно в театр “Gion Corner”, в котором дважды в день проводятся представления для иностранцев, которые кто-то точно определил как “Япония для чайников” – народные танцы, игра на народных инструментах, оригами, икебана и еще не помню что. Отдельно от представлений можно взять билет на чайную церемонию.

Наш путь в Гион пролегал по очень приятному району (мы ориентировались по карте), потом уже мы выяснили что это был квартал Понточо, конкурент Гиона, тоже известный гейшами, ресторанами и особенной атмосферой. Маленькие деревянные домики, какой то канал, моросящий дождь и хмурое небо. Красные и белые бумажные фонарики у дверей ресторанов (кто бы объяснил когда вешают красный, а когда белый?), казалось вели нас – иди за ними и увидишь такооооое … и мы шли.

Перейдя через мост (дождик накрапывал, и я то и дело прятал камеру где-то между “запазухой” и ширинкой”), полюбовавшись на радугу, мы попали в Гион.

Ох, как же там красиво! Сама атмосфера этого старого Киото сильно отличалась от всего того, что мы видели в Японии ранее. Магазинчики с кимоно и палочками для еды, магазин со спиртным (мы изучили ассортимент и опять купили самый дешевый японский бленд – Махсан сказал: “Какая разница, что пить из горлА в подворотне?”) и со сладостями, женщины в кимоно и национальной обуви, дождь, солнце и радуга.

До продажи билетов у нас оставалось время (касса театра открывалась в 18-00), и мы решили заскочить в расположенный неподалеку храм.

Большая часть помещений храмового комплекса уже закрывалась, но мы успели заскочить в какой-то дворик, где нас с поклонами проводили (за 1000 йен, надо заметить!) в большой зал со свитками на стенах. Гершковичи и я вскользь осмотрели свитки и уже перешли в другие залы, когда нас догнала Лена и потребовала вернуться, аргументируя тем, что смотрительница сидит с обиженным лицом (!) из-за того, что мы не уделили должного внимания расписной ширме семнадцатого века, стоящей вдоль одной из стен большого зала. “Ой!”, сказали мы и поскакали осматривать ширму. Она и впрямь оказалась прекрасной – расписанной зелеными с золотом соснами и невиданными птицами с ярким оперением. Я даже подозреваю, что весь этот музей ради нее и существует… Для осмотра ширмы в зале стояла скамеечка. Т.е. предполагалось, что посетители рассаживаются на скамеечке и медитируют, глядя на ширму. В углу сидели монахи и каллиграфировали что-то всем желающим. Вообще это был какой-то музей каллиграфии. На стенах висели образцы каллиграфии и японцы внимательно их осматривали. Мы делали из уважения вид, что нам интересно тоже, но вот японский садик нам по настоящему понравился.



— Фу! Мерзость! Наша “Антилопа” уже пропахла свечками,
кружками на построение храма и ксендзовскими сапожищами.
Конечно, разъезжать с требами на автомобиле приятнее, чем на
извозчике. К тому же даром! Ну, нет, дорогие батюшки, наши
требы поважней!
С этими словами Бендер вошел в церковный двор и, пройдя
между детьми, игравшими в классы на расчерченном мелом
асфальте, поднялся по гранитной банковской лестнице к дверям
храма.


Какие социал-демократы? Разве только социал-демократы? Все ценные люди России, все нужные ей люди — все пили, как свиньи. А лишние, бестолковые — нет, не пили &copy В. Ерофеев

Вернувшись в театр, мы встали в очередь за билетами. Было решено что народные танцы и песни нас не очень интересуют и мы взяли только чайную церемонию, а Махсан решил не ходить в театр вообще, объяснив, что ему не хочется тратить время на лубочные представления для иностранцев.

&copy Алёна, Лена, Паша

Leave a Reply

Your email address will not be published.