Учения, марш бросок на берет.

Нас приучали к слезоточивым газам. Большая палатка наполняется газом и по очереди – солдат забегает, снимает противогаз, и по приказу командира отжимается, отвечает на вопросы, потом отпускают. Приучают потому что всегда ветер может на тебя погнать газ которым разгоняют демонстрацию. Неприятно, но не смертельно.

Учения на бронетранспортёрах. В Цахале использовались в то время (да и сейчас) используются как основные бронетранспортеры американские БТРы для подвозки боеприпасов времен Вьетнамской войны. Старые, пробиваемые насквозь из Калашникова (по слухам). В Ливане конечно их укрепляли фальшбортами (от кумулятивных ракет), в Газе – мешками с песком. Мы учились быстро залезать и вылезать, хвататься за поручни в случае угрозы переворачивания (а перевернуться така штука может, случаи были), выбегать через заднюю дверь когда он медленно едет и т.д. водителями были наши же ребята прошедшие соответствующий курс.

Ближе к лету началась жара. Нa пару недель учения были абсолютно остановлены и мы лежали часть дня полуголые в палатках. Конечно командиры пытались нас занять, но и им было жарко. Тогда мы начали пить “кафе пазам” – “кофе старослужащих” – растворимый кофе с молоком и льдом.
Весной были в пустыне серьезные бури. Однажды в субботу я проснулся утром от дикого ветра, встал с койки и тут же на койку упал здоровенный столб на котором держалась палатка. Нашу палатку до окончания ветров расселили в тесноте по двум другим палаткам нашего взвода. И я попал в палатку отделения с особенно большим числом людей которые не переносили меня, а я их.

Лашаб – абревиатура от лехима бе шетах бануй – боевые действия в застроеной местности. Нас специально повезли на 3 дня на базу на которой была выстроена модель арабской деревни. Трое берут комнату, один остается ее охранять – в итоге по правилам на деревню нужен минимум батальон. Брать комнату можно стрельбой или гранатой. И то и другое опасно – мало места. Много правил техники безопасности, рассказов о трагических случаях и т.д. Стены комнат оклеены резиной чтобы не было осколков камней.

Лехима бе шетах савух – боевые действия в пересеченой местности. Поехали на неделю под Кирьят Гат – недалеко от КПП по дороге на Хеврон. Маскировка, прятаться, перемещаться… Камни и кусты. Я отличился несколько раз, заметив издали, первым, условного противника. Я тогда только только получил свою А3 и глядел в оптический прицел в оба. Да и вообще старался. Рядом с нашими палатками была проселочная дорога, по которой в обход КПП ехали палестинцы на работу в Израиль. Наш ротный конечно поставил посты с приказом не пускать по этой дороге никого, но рядом таких дорог были даже не десятки – сотни.

Опять позвали в Газу. Нам рассказали что были беспорядки по всей Газе, была стрельба. Погрузили наши шмотки в машину, нас в автобус и погнали на границу Газы, на КПП Кисуфим. Там часа 4 мы ждали решения – запускать нас в Газу или нет, потом нам пригнали “сафари”.
Сафари – такой бронированый грузовик для перевозки людей. Посадили нас в него и повезли (уже ночью) в штаб Южной Бригады в Газе. Там мы ,а на следующее утро поехали в поселение Мораг. Там были солдаты бригады Нахаль, нам рассказали, что вчера толпа палестнинцев пошла на поселение, среди них были вооруженые, показали стрелка с А3, который с 300 метров застрелил какого то вооруженого палестинца. Мы полдня посидели там без дела, ознакомились с ситуацией, потом кто то наверху принял решение, что мы больше не нужны, всё успокоилось и мы поехали обратно.

В конце имун миткадем – маса кумта – марш бросок, после которого мы должны получить фиолетовые береты бригады Гивати. Нам выдали береты заранее и мы начали над ними работать. Их полагалось побрить (очень долго – несколько дней, и тщательно), намочить, аккуратно и правильно сложить (это умели красиво делать несколько умельцев на всю роту и все обращались к ним) и в сложеном виде положить под матрас на 2-3 ночи. Тогда они становились красивыми, как у настоящих бойцов, а не у новобранцев.

Перед маршброском нас разочаровали – правила опять изменились и нам предстояло пройти не 60, а 55 километров. С самого начала шло процентов 30 солдат роты – те, которые не пропустили ни одного маршброска. Правила были строгие – наращиваниe длины маршброска постепенное – пропустил один маршбросок – все следующие наращиваешь расстояние в своём темпе, идешь меньше остальных. Перед марш броском все решили стричься. Какая то традиция. Налысо было запрещено – и всех желающих местные умельцы в выходной стригли очень коротко – 1 см. Лена мне сказала, что такое её не устраивает и я решил постричься коротоко, но не настолько. На выходные приехали меня навестить папа и бабушка, и папа домашней машинкой, первый раз в жизни, меня постриг.
Очень я порадовался, когда нам сказали где это всё начнется – рядом с киббуцем Шоваль, киббуцем, в котором я провёл первые свои полгода в Израиле. Когда мы приехали на место начала марш броска, нам выдали маскировочные краски – чтобы быть совсем крутыми мы намазали лицо зеленой и черной краской, как красят люди перед засадами в Ливане (уже через час ходьбы пот всю краску смыл, конечно же). К месту начала марш броска приехал мой друг парашютист – Шмуэль, который к тому времени уже демобилизовался. Он снимал на видеокамеру все наши приготовления.


За 10 минут до начала марш броска

Потом пошли. Роты выходили на маршрут одна за другой. Наша была одной из последних. Минут через 10 после начала мы прошли возле киббуца Шоваль. Возвращение к основам. В начале шли быстро. Очень быстро. Потом постепенно темп начал спадать. Каждые минут сорок-час (я точно не помню) были остановки на питье. 2 или 3 раза были большие остановки – с горячим чаем и хлебом с шоколадной намазкой. На каждой остановке подключались еще люди – те, кому врачи запретили идти весь путь. Часть людей наоборот отсеялись – не выдержали. Очень тяжело было некоторым командирам. У нас часть командиров отделений сменились не задолго до этого и они не наращивали как все мы нагрузку постепенно, а до этого прошли только один маршбросок. Где то после 3-4 км сломался парень у которого были на спине сложенные носилки – сказал, что больше не может. Я взял носилки, но через километров 10-12 отдал их одному из вновь присоединившихся.
На каком то позднем этапе, километров через 40 после начала наш ротный вдруг свернул с дороги, мы прошли за ним километров 5 и потом вернулись на тоже место где свернули. Мы это так поняли, что он хотел чтобы мы прошли всё-таки 60, а не 55 как все. Так ли это было на самом деле или крюк был запланирован, так мы и не узнали.

Под конец многие еле шли. Особенно пулемечики – с МАГом и Негевом – они по традиции шли с полным комплектом патронов (килогдамм 15 наверное, да? или больше?). Одного магиста увезли врачи, остальные держались и мы им помогали как могли. Кому то из них даже часть пути несли пулемет.
Последний километр мы развернули носилии, погрузили на них самых ослабевших и побежали.

Всего это всё заняло в районе 12 часов.
Пришли на главную базу Гивати – не далеко от Кирьят Гата.
Туда привезли наши спальники, мы их постелили во дворе и на них упали. Спать особо не получилось – мухи, начинающаяся жара. Подремали часов 4-5, потом для нас открыли какие то походные душевые и мы постояв в очереди минут по 20 искупались и переоделись в парадную форму. К этому времени подъехали родственники и друзья, нас построили, приготовились к церемонии.

В это время меня подозвал взводный старшина и сказал, что я по итогам имун миткадем отмечен как “мофет плугати” – “ротный пример” и чтобы я был готов – меня вызовут и мне, как и другим отличникам боевой и политической подготовки из других рот будет вручать берет командир учебной базы.
Так и было, меня вызвали, на плацу отдельно от всех стояли отличники и пока всей роте выдавали береты их командиры, нам (по 2 отличника от каждой роты) вручил береты и подарки командир базы. Подарил фонарик и вручил грамоту.
Потом церемония закончилась, мы должны были ехать не домой, а обратно на базу, но нам дали время пообщаться с родствениками. Лена подарила мне футболку с надписью “ахи” – “братишка” (стандартное панибратское обращение в армии) и “саголь яхоль аколь” (фиолетовые могут всё) – стандартный лозунг бригады Гивати, который я любил повторять по ЛЮБОМУ поводу.


Тут выданный берет. Приготовленые нами, побритые и выглаженые ждали нас на базе.

На этом имун миткадем закончился, нас ждал родной батальон “Цабар”, который в это время находился на учениях в Иудейской пустыне, недалеко от Хеврона, на базе Умдаредж.


Конец восьмой части


&copy Pavel Bernshtam, 2007

One Response to Учения, марш бросок на берет.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *