Петра.

Встали и собрались в номере у Оли завтракать. Мюсли, силиконовое молоко, батончики всякие, яблоки. Вышли и пошли к Петре. Идти оказалось минут 20. Взяли билеты, зашли.
Предлагают ослов, лошадей, повозки за деньги. Мы гордо отказывамся. Вокруг горы неимоверной формы, в них какие то окна и двери – жилища набатеев.

Входим в ущелье (по местному – Сик). Красотища!!!
Высокие стены ущелья – красного цвета, ширина ущелья от 3 до 16 метров.

По ущелью доходим до Аль-Хазна (самое знаменитое здание Петры). Смотрим на него и идем дальше по ущелью – хотим до жары подняться до монастыря (что за монастырь не знаем, но Костя сказал, что в жару туда подниматься тяжело). Ущелье становится не таким узким. Всюду лавочки с сувенирами, домики набатеев в скалах, уходят тропинки или набатейские ступеньки в боковые ущелья.

Проходим мимо огромнго комплекса отмеченого на карте как чьи то гробницы – решаем посмотреть на обратном пути. Возле одной из забегаловок набатейский рынок – одетые как набатеи аборигены по набатейски спорят про цены на набатейские товары.

Подходим к еще одному комплексу храмов, возле него рынок, бывший набатейским, а позже перестроеный римлянами. Над всем этим возвышается гора в форме верблюда.

Возле музея, от которого начинается подъем к монастырю все настойчивее предлагают ослика для подъема – всего за 20 динаров. Мы их гордо отвергаем. Начинаем подъем. Идем неспеша. На каждом повороте открываются виды на соседние ущелья.

Перекусываем около какого то очередного храма выбитого в скале. По дороге минут 5 фотогтафируем ультрамариновую ящерицу. Дошли примерно за час.

Монастырь – хорош, похож на Аль-Хазна, но побольше.

Все валятся отдыхать, а я иду на разведку – Костя обещал красивые виды. Где они?

Вскоре нахожу указатели, зову остальных и вскоре мы попадаем на обзорную площадку.
Хорошо то как, Машенька!

Идем вниз. Некоторые несознательные товарищи норовят все время сесть отдохнуть но я им не даю расслабляться.
Спускаемся и идем (т.е. опять поднимаемся) в музей. 1 зал, 4 витрины. Скукотища и пустота. Зато – прохлада. Я теряю контроль над происходящим и все садятся отдыхать.

Посидели минут 10 и пошли вниз. Не спустившись с музейной скалы до конца видим надпись – замок крестоносцве. Поошли? Пошли!
Приходим в еще одно боковое ущелье. Там кафе и какие то (опять же вырубленые в скалах) здания. Наверное что то из них – крестоноское.

Опять садимся в тени, перекусываем яблоками и чипсами, спускаемся вниз и решаем идти в еще одно боковое ущелье, названое Костей как ущелье с бассейнами.

Бассейны не бассейны, но лужи, растения, тень и прочую благодать мы там нашли.
Когда вышли из ущелья бассейнов поняли, что сил нет уже совсем. вообще. И хотя всего время часа 2, надо идти обратно. А это не близко. Да еще и собирались зайти в грандиозное здание гробниц.

Подошли к царской гробнице уже в полуобморочном состоянии, но решили туда идти. Вяло осмотрели ее и поплелись к выходу из ущелья. Выходили больше часа. Медленно, не общаясь плелись рассеяной группой. Сил не было совсем – почти 10 часов на ногах. На выходе таксисты попросили 3 динара, мы нашли в себе силы отойти 20 метров и взяли такси за 2 динара.

К тому времени, нас очень озаботил вопрос что делать завтра (у нас было пол дня). Заранее программу мы не подготовили, билеты в Петру взяли на 1 день (а надо было бы на 2 – там бы нашлось что еще делать), звонки Косте и Адаму в Израиль особо не удавались – почему то была плохая связь. Костя успел сказать про Малую Петру и все, отключился.

И я спросил у таксиста – а что тут еще есть? Водитель назвал Малую Петру, какой то замок и какой то резервуар, заметив, что все израилитяне к этому резервуару обязательно ездят. Тут мне и пришла в голову идея – “слушай,” говорю, “а за сколько ты нас свозишь во все эти 3 места, а потом в Акабу к границе?” Он назвал, кажется, 70 динаров, но после короткой дискуссии снизил до 55. Принять решение – ехать ли с ним нам не удалось – сил уже не было и мы взяли у таксиста визитку.

В гостинице мы искупались и пошли покушать. Поели в то же ресторане, где и вчера, и пошли спать.
Заснуть мне не удалось. Может из за усталости. может из за разговоров на вирите за стенкой, а моежт из за того, что рядом что то очень громко сверлили. Лене впрочем это все не помешало.

Встали в полвосьмого, выпили по чашечке кофе в гостинице и пошли (на негнуэихся и болящих ногаш) обратмо в Петру – на так называемую “Ночную Петру”.
Ущелье Сик уставлено свечами. Идет толпа людей.

Идиоты щелкают со вспышками мешая моим 30ти секундным выдержкам. У меня с собой фляга с коньяком и потому я сохраняю спокойствие. Идем минут 40, пока не приходим на площадь перед Аль Хазна. Плоэщадь уставлена свечами и там начинает свою мелодию старый бедуин играющий на каком то местном инструменте.

Ночь, свечи, звезды, пустынная мелодия. Люди не шевелятся. Величественные колоны Аль хазны, красные скалы в свете оранжевых свечей.
Я суечусь со штативом прикладываюсь к фляге пока затвор открыт.

Обратно шли на этот раз пешком, без такси. Накупили молочных продуктов на ужин – лабане, йогурт, какой то молочный напиток (на нем было написано “Баланда”, но кажется это фирма, в другом магазине он же был с другим названием) – кисленький такой.
Перед гостиницей в булочной купили большую бедуинскую питу.
Перекусили, и – спать.

Leave a Reply

Your email address will not be published.